Четыре течения в адвентизме

Четыре течения в адвентизме


Четыре течения в адвентизме

В 1993 г. популярный адвентистский журнал Adventist Today сделал темой своего номера сравнения 4-х основных направлений адвентизма, распространенных в Северной Америке. В то время адвентизм в России только начал возрождаться от многолетнего периода государственного атеизма. В те годы члены церкви еще не были способны занять какую-то индивидуальную позицию по отношению к церковному богословию и находились в рамках церковного мейнстрима. Прошедшие 15 лет, ознаменовавшиеся переходом от бурного роста к вялой активности, граничащей с упадком, заставили многих переосмыслить свои прежние взгляды на роль церкви и ее нынешнее богословие. В этом плане, опыт западных адвентистов может помочь нашим братьям более точно определить свои симпатии и то место в церковном организме, которое они могли бы занять в соответствии со своими взглядами.

Итак, в церкви АСД существуют 4 основных направления: церковный мейнстрим, евангелический адвентизм, исторический адвентизм, прогрессивный адвентизм. О первых трех из них я расскажу своими словами, чтобы не утомлять вас долгим чтением.

— Церковный мейнстрим. Это то, к чему мы все привыкли, то, что можем найти в официальных церковных изданиях, в решениях конференций, в церковных проповедях, звучащих с кафедры. Подробно описывать его нет смысла, так как все и так прекрасно знают, что это такое.

— Евангелический адвентизм. Последователи этого движения рассматривают церковь АСД как одну из евангелических церквей (баптисты, методисты и т.д.) По мнению евангелических адвентистов у нас с ними общие цели и задачи, один вектор проповеди, если не считать вполне простительных для нас некоторых специфических доктрин. Евангелический адвентизм обрел свою силу во времена плодотворной дискуссии церкви АСД с известным западным религиоведом Уолтером Мартином, итогом которого стало заметное улучшение отношения других протестантских церквей к нашей церкви. Нас перестали считать маргинальным эсхатологическим культом, осознав степень погруженности адвентистов в общепротестантскую догматику. В те времена вышло в печать фундаментальное исследование «Вопросы к доктринам», где систематизированы результаты этой дискуссии. К сожалению, эта замечательная и в высшей степени полезная книга, ставшая настольной для большинства служителей и членов церкви на Западе, по непонятным причинам до сих пор не переведена на русский язык.

— Исторический адвентизм. Последователи этого течения вполне серьезно считают доктрины, имевшиеся в церкви до смерти Е.Уайт богооткровенной истиной и незыблемым фундаментом, с которого нельзя сойти ни влево, ни вправо. А так как церковь давно уже с этого фундамента сошла, приняв еще несколько редакций нашего вероучения и заявив, что вполне расположена редактировать их в лучшую сторону и дальше, исторические адвентисты воротят нос от церковного мейнстрима и имеют привычку группироваться в раскольничьих и полураскольничьих образованиях. Не нужно говорить, что упорное желание жить в прошлом приносит плоды в виде крайних форм обскурантизма и начетничества. Исторического адвентиста легко отличить по привычке обильно цитировать Е.Уайт, приводя вырванные из контекста пространные цитаты из труднодоступных источников. Со временем, многие исторические адвентисты вообще теряют способность высказывать какие-то собственные мысли. Естественным и закономерным результатом исторического адвентизма становится то, что многие его последователи перестают верить в Троицу, так как в ранних редакциях наших доктрин это вопрос был описан крайне невнятно (как, впрочем, и многие другие важные вопросы).

-«Прогрессивный адвентизм». Наименее многочисленное течение адвентистов. К нему принадлежит элитарная прослойка церкви, состоящая в большинстве своем из богословов, историков и активных членов церкви. Прогрессисты создают определенные проблемы для церковного мейнстрима из-за их привычки задавать сложные вопросы. Однако, прогрессисты редко подвергаются каким-то санкциям, во-первых, так как их вопросы волне закономерны, а во-вторых, из-за того, что прогрессисты никогда не побуждали членов церкви к расколу, а своей критикой лишь стремились помочь церковному богословию. Нужно отметить, что слово «прогрессивный» является здесь не маркером принадлежности к некому доктринальному комьюнити, как в случае с «историческими» адвентистами, а скорее характеризует качество мышления человека. По этой причине прогрессивные адвентисты чаще всего даже не пытаются выделить какое-то свое кредо.

Так как в России уже хорошо представлены первые три течения, а четвертое на данный момент находится только в зачаточном состоянии, о последнем есть смысл рассказать подробнее.

С Вашего позволения, я привожу ниже программную статью одного из деятелей прогрессивного адвентизма: профессора Мадлен Джонс-Халдеман. Статья приводится с некоторым сокращением, я не стал переводить те фрагменты, где г-жа Джонс-Халдеман рассуждает о проблемах, неактуальных для России. Например, о движении за права женщин.

Прогрессивный адвентизм: движение церкви вперед.

Слово «прогрессивный» в нашем обществе вызывает ассоциации с такими понятиями как «успех» или «процветание». Тем не менее, в адвентистской традиции прогрессивность скорее вызывает недобрые предчувствия, даже несмотря на то, что один из наших популярных лозунгов гласит: «Церковь должна быть головой, а не хвостом». Некоторые полагают, что раз мы обладаем всей полнотой истины, то нам нужно лишь преуспевать в использовании и распространении того, что уже давно было открыто до нас. «Идти в ногу со временем» неприемлемо для многих членов церкви просто потому, что эта фраза подразумевает изменения, а изменения могут исказить истину.

Но правительство США уже однажды заставило церковь измениться в некоторых аспектах. К тому же, и традиционные адвентистские позиции неоднократно перестраивались. Теория «Закрытой Двери», поддержанная Е.Уайт была спокойно отправлена на полку. Внимательное рассмотрение доктрины святилища порождает множество вопросов без ответа, и то, чего недостает этой доктрине, существенно отличается в различных адвентистских толкованиях. Значение 144 000 является другим учением, к которому также есть много вопросов. В 19 веке, когда церковь была еще невелика, это число воспринималось буквально и относилось к тем, кто будут восхищены на небеса во второе Пришествие Христа. Тем не менее, хотя и в несколько видоизмененной форме, это учение присутствует и современной церкви с 7.7 млн. членов (данные на момент написания статьи, сейчас нас около 15 млн.)

Кто же такие «прогрессивные адвентисты»? На мой взгляд, прогрессивный адвентизм характеризуется приверженностью к следующим 6 тезисам :

1.Доктрины порождены насущной потребностью в них. Быть прогрессивным, значит относиться с большим вниманием к изучению доктринальных и этических проблем современности, чем довольствоваться при их рассмотрении традиционными взглядами, выдвинутыми богословами прошлого, жившими в своем культурном и историческом контексте. Воплощать в жизнь их богословские и этические соображения было уместно в одной эпохе, но в другой они часто совсем не относятся к делу. Катастрофы или кризисы всех видов (экономические, социальные и природные) создавали основу для того, чтобы создать «истину», у которой подчас не может быть никакого значения для следующего поколения. Наиболее значимая из кризисных ситуаций вынуждает сообщество найти некоторую веру, которая дает ему силы выдержать шторм и обрести смысл жизни. Другими словами, эта вера действует как защитный механизм, вызывая всплеск надежды. Она, например, пытается дать ответы на вопросы вроде: «Почему Бог не спас 11 миллионов человек от катастрофы геноцида во время Второй мировой войны? Где был Бог, когда избранный народ был взят в Вавилонский плен? Где Бог, в то время как миллионы детей терпят насилие от рук свои родителей?»

2. «Истина для настоящего времени» должна быть переосмыслена. Как церковь мы всегда учили, что откровение является прогрессивным; однако, мы выглядим очень нерешительными в применении этого принципа. Например, во многих классах субботней школы повсюду в Северной Америке обсуждение часто прекращается простыми словами: «Елена Уайт сказала…» Такой ответ предполагает, что Елена Уайт была последним истолкователем всей Библии и теперь не нужно учиться, нет необходимости думать, нет места вопросам.

Прогрессивный Адвентист не может принять такую предпосылку, а скорее настаивает, что всегда есть кое-что плохо изученное, и исследовательская работа совсем не является работой по разрушению истины. Конечно, наши постоянные попытки побудить членов церкви учиться привели бы к тому, что некоторые из них зададут непростые вопросы и потребуют честных ответов. Например, нынешнее состояние дел бросает вызов нашей старой «истине для настоящего времени» о событиях последних дней и вынуждают нас повторно изучить проблемы и, возможно, повторно формировать наши взгляды.

Прогрессивный Адвентист — тот, кто считает возможным задавать вопросы обо всем, но и не стремится получить все ответы. Некоторые в каждом новом поколении находят ответы старшего поколения не только неэффективными, но и устаревшими. Всегда есть новые вопросы, чтобы их задать. И всегда есть различные варианты ответов. Прогрессивный Адвентист не боится ни новых вопросов, ни новых ответов, и даже время от времени развлекается с помощью сомнений.

3. Плюрализм толкований приемлем. Прогрессивные адвентисты хотят, чтобы члены церкви оставались в церкви. Быть «снаружи» не значит быть неспасенным, но это означает потерю даров и талантов тех, кто уходит. Удержать членов церкви можно только когда церковь желает принять людей и их идеи с спокойствием, а не с враждебностью. Предположить, что церковь никогда не была и никогда не должна быть мультибогословской, может только тот, кто не читал разнообразные точки зрения в раннем Review and Gerald. Об учениях, таких как оправдание или природа Христа, спорили пионеры адвентизма, и современная церковь продолжает это сражение до сих пор. Некоторые общины серьезно разделены по этим самым вопросам. И слушание проповедников из разных местностей только подтверждает, что существуют мультиистолкования многих положениях веры. Относительно учения о совершенстве наша церковь несколько лет назад издала книгу, содержащую четыре отличных представления. Какой мы выберем для Адвентистской веры?

Прогрессивные адвентисты признают, что то, чему верит человек, зависит от различных факторов. Например, личных и общественных обстоятельств, степени здоровья и эмоциональной зрелости человека. Возможно, даже от какой-либо опасной для жизни травмы, полученной человеком.

Прогрессивный Адвентист полагает, что никто не имеет право продиктовать единственную правильную и приемлемую систему веры. Значение теологических положений не должно служить идентификации нас как церковного организма (хотя все деноминации делают это), но призвано поддерживать взаимопомощь и братолюбие, помогать жить в нынешнем безумном мире, служить поддержкой подавленным, и открывать любовь нелюбимым. Теологические позиции или положения не должны подавлять других, но, наоборот, привлекать всех к себе.

Прогрессивный адвентизм признает, что адвентизм 19 века был воспринят людьми как слишком строгий и замкнутый, а многие члены церкви испытывали «комплекс преследования». Жизнь, когда каждый ожидает смертельную опасность и от друга и от противника не является нормальной. Воспринимать мир в любви и согласии значит жить по стандартам Христа. Это вполне доступно тем, кто не разделяет традиционный взгляд относительно Откровения 13, однако сидит на одной скамье с кем-то, кто полагает, что папа римский представлен тем символическим числом в Откровении 13. Фактически, есть тысячи адвентистов, которые имеют такой опыт каждую неделю. Мы не обязаны думать одинаково, чтобы любить друг друга.

4. Атрибутика не характеризуют личность. Прогрессивный Адвентист не считает, что одежда или украшения делают человека приемлемым для Бога в служении. Бог не провинциальный помещик, который хочет, чтобы все выглядели одинаково, и требует, чтобы только определенная одежда была приемлема для служения. Вопрос отношений среди верующих более важен, чем их гардероб. Нельзя поклоняться Богу и также сторониться и негодовать на тех, кто не одевается по дресс-коду. Человек, как образ Бога — единственное видимое в настоящее время проявление Бога на нашей земле. Можно считать, что этот образ искажен и почти не существует. Но независимо от того, как церковь может к этому относиться, мы только видим внешний вид, а не сущность. Таким образом, прогрессивные адвентисты рассматривает других людей с уважением. Бог, которого нельзя увидеть, прославляется, когда мы ведем себя с людьми кротко и с уважением относимся к сотворенным по образу Бога.

Быть прогрессивным адвентистом означает, что церковное здание, организация и ее нормы никогда не важны для нас более, чем люди, которые посещают церковь. Система работает для каждого верующего индивидуально. Не члены церкви существуют для церкви, а наоборот. И мы все равно остаемся церковью, объединены ли мы совершенно одинаковой верой или нет, одеваемся ли мы одинаковым образом или нет, смотрим друг друга с уважением или нет.

5. Библия заслуживает непредвзятого исследования. Прогрессивный Адвентист признает, что нельзя правильно понять Священное Писание, не обращаясь к историческому окружению, культурным обычаям и языку, на котором Оно было написано. Это означает, что нельзя просто прочитать древний документ так, как мы его видим. Этот подход прогрессистов поднимает дыбом волосы многих традиционных Адвентистов, которые, несмотря на то, что не раз видели примеры того, что слова самой Библии местами не безупречны, настаивают, чтобы каждое ее слово было взято буквально. Такая вера никогда не учитывает жанр литературы, например, поэзию. При этом игнорируется то, что как у литературного произведения у Библии есть литературные особенности. Библия сама по себе становится своего рода идолом, до которого нельзя дотрагиваться человеческими руками. Мы должны только читать ее так, как она написана (на английском языке, конечно) и следовать за тем, что говорят слова. Принятие такого метода приводит к некоторым довольно интересным заключениям.

Например, никто не берет буквально слова Иисуса в Мф. 5:29,30, в которых тот, кто смотрит на женщину с вожделением, должен вырвать правый глаз или отсечь правую руку. В подобном тексте о разводе и повторном браке в Мф. 19:1-12, однако, мы берем буквально слова, » что Бог сочетал, того человек да не разлучает.» Но давайте посмотрим до конца комментарии Иисуса относительно этой проблемы. В ответ на плач учеников о том, что в таком случае лучше вообще не жениться, Иисус подразумевал, что они должны стать евнухами. Мы перескакиваем через это предостережение. Другими словами, мы с радостью выбрасываем Мф. 5:30, делаем вечным принцип Мф. 19:6, и отказываемся обсудить Мф. 19: 11,12 — все тексты, которые обсуждают развод и повторный брак.

Вера в прогрессивное откровение предупреждает нас, что наши представления о Боге продолжают изменяться.

Понятие, что всюду по Библии есть гармония, то есть, нет никаких противоречий, заставило нас обратиться к странному и некорректному многословию призванному заставить Бога всегда выглядеть хорошим или, по крайней мере, достойным нашего вероисповедания. Независимо от различий между Ветхозаветными и Новозаветными представлениями о Боге, эти образы соединены в мозаике, которая, как всем кажется, приемлема и понятна, хотя в действительности, плитки не сходятся друг с другом. Слова Бытия 6:6,7, » Я раскаялся, что создал их» не выстраиваются в линию со словами в Осии 11:8, » Как поступлю с тобою, Ефрем? как предам тебя, Израиль?»

Есть достаточно внутренних свидетельств, чтобы, предположить, что, любящий монотеистический Бог появляется из пантеона воинственных богов. Прогрессивный адвентист полагает, что картина Бога, изглаживающие поселения или мечом человека, или огнем, землетрясениями, катастрофическими штормами, и вулканическими извержениями, демонстрируют, что человек действительно создавал представления о Боге согласно его собственному видению на тот момент. Здесь мы имеем полное право подумать, задать какие-то вопросы, взвесить материал,а не путаться в словах.

6. Библия не содержит исчерпывающих ответов на все запросы современности. Прогрессисты понимают, что в 20-ом столетии есть много проблем, на которые нет даже намеков в Священном писании. У этических ситуаций в медицине, таких как мать, рожающая ребенка для своей дочери, родившейся без матки, есть очень мало библейского материала, который можно было бы здесь использовать в качестве примера. Факт, что Священное Писание не содержит информацию относительно всех проблем 20-ого столетия, не означает, что от проблем нужно отказаться как злых или неэтичных. Медицинские изобретения, которые продлевают жизнь, должны быть благословлены, а не прокляты. Пересадки органов, о которых не мечтали в библейские времена, дали новую жизнь тысячам людей. Как церковь мы верим, что от смерти нужно отклоняться везде, где и всякий раз, когда это может быть.

Прогрессивный Адвентизм относится к Библии серьезно, но все же он признает, что откровение является прогрессивным. Наука не выведена из Библии, но она расширяет наши возможности, и духовные и физические. У прогрессивного адвентиста есть здоровое уважение к науке и исследовательской работе.

Почему прогрессивные Адвентисты не покидают церковь, если не считают, что там есть все ответы на все вопросы? Сто лет назад мы думали, что они там были. Возможно 10 миллионов прежних членов, которые теперь вне церкви, думали о новых идеях, но никого из них не выслушали. Возможно, многие из этих 10 миллионов были прогрессивными, но для них не нашлось места. Мы не должны лишить прав тех, кто думает по-другому. У адвентизма должны быть те люди, кто задает острые вопросы, устраивает небольшие развлечения «гарантам истины,» и напоминает нам, что правосудие, чаще чем богословские проблемы, было предметом проповедей пророков Ветхого завета. Как церковь, мы не имеем права исключать наших прогрессивных членов, просто потому что они настаивают, чтобы все члены церкви думали и задавали вопросы.

Алексей Комлев на http://theologian.msk.ru

+ Комментариев пока нет

Добавьте свой

Войти с помощью: